gototop
+ 38 (044)537-22-05
+ 38 (099)305-52-44
Блог

В Америке как дома, в квартале Брайтон-Бич (часть 2)

В НЬЮ-ЙОРКСКОМ КВАРТАЛЕ БРАЙТОН-БИЧ (продолжение)

Десять долларов за пузырек, с рук, нелегально. У опоры метромоста старушка с черным полиэтиленовым пакетом продает корвалол. Это лекарство нельзя купить в Америке, потому что оно содержит запрещенный фенобарбитал. Но русские клиенты консервативны, и бело-синие коробочки стремительно перемещаются из пакета в карманы покупателей.

Страна Советов все еще существует – в нью-йоркском квартале Брайтон-БичНа Брайтон-Бич любят рассказывать анекдот: 'У эмигранта спрашивают: как тебе Америка? - А мы туда не ходим'

Брайтон-Бич выглядит мирным и чуть заспанным предместьем на берегу Oкeaнa

В воскресенье на знаменитом Брайтон-Бич многолюдно. Какие на улице погода и время суток, понять можно не сразу: улица идет вдоль метромоста, и здесь всегда темновато. Каждые десять минут наверху грохочет поезд, заглушая звучащую на улице русскую речь. У выхода из метро молодой латиноамериканец торгует носками; «Шкарпетки «Житомирский стиль» написано на этикетке. В газетном киоске пестрят заголовки: «Выходцы из России замешаны в махинациях со страховками». Или: «Ван Дамм сделал предложение переводчице из Кривого Рога». Рядом на пластиковом столике - открытки с видом Ленинграда в 1984 году, диск Жанны Бичевской и  обитая молью меховая шапка. Афиши в витринах магазинов призывают не пропустить «событие года» - гала-концерт звезд узбекской эстрады. Брайтон-Бич - это Советский Союз в миниатюре, на южной окраине Бруклина, в Нью-Йорке, США.

Бруклинекий район Брайтон-Бич – провинция по сравнению с центром Нью-ЙоркаБруклинекий район Брайтон-Бич – провинция по сравнению с центром Нью-ЙоркаЧТОБЫ ДОБРАТЬСЯ СЮДА С МАНХЭТТЕНА, нужно примерно 50 минут. Поезд метро оставляет  позади центр Нью-Йорка с его небоскребами, за окнами плывут промышленные здания и запыленные офисы с кондиционерами. Чем дальше от центра, тем провинциальнее пейзаж, поезд идет по эстакаде вдоль крыш двухэтажных жилых домов. Ближе к Брайтону остановки тановятся короче, а русская речь в вагонах громче. Наконец, среди крыш появляются надписи на кириллице, предлагающие все, что нужно для новой жизни: визы и грин-карты, адвокатов, работу и квартиры. На опоре моста висит запыленный плакат на английском: «Добро пожаловать в Россию на побережье».

Бруклинекий район Брайтон-Бич – провинция по сравнению с центром Нью-Йорка с его небоскребами и спешащими толпами. Здесь не обязательно быть успешным, чтобы тебя признали Сетевые кафе и магазины американских операторов мобильной связи втиснуты здесь между русскими продуктовыми и книжными, овощными и парикмахерскими. Пожилые люди толкают перед собой тележки с покупками, выбирают укроп и помидоры по два «американских рубля» за килограмм. Здесь много пенсионеров, и поэтому Брайтон-Бич кажется немного заспанным и старомодным, как и привезенные из СССР костюмы его обитателей. Бурные времена русского квартала остались позади. В 1980-е и 1990-е здесь бушевали гангстерские войны. В 1996 году газета «Коммерсант» посвятила серию статей русской мафии в США. Вот как описывалось убийство одного из мафиози: «В ресторане «Распутин» к нему подошел человек в маске, вытащил из зонтика пистолет и расстрелял в голову и грудь жертвы всю обойму. В ресторане в этот момент обедали человек пятнадцать. Они молча наблюдали, как киллер ползал по полу и собирал гильзы. Когда появилась полиция, они сказали, что ничего не видели».
И хотя стрельба на улицах давно ушла в прошлое, выходцы из СССР то и дело оказываются замешанными в каком-нибудь феерическом мошенничестве. В конце 2010 года выяснилось, что «русская мафия» обманула фонд Холокоста на 42,5 миллиона долларов – фальшивые запросы на компенсацию посылали в том числе и с БраЙтон-Бич. При этом многие из «жертв» даже не были евреями.

ДАЛЬШЕ по УЛИЦЕ - один из старейших местных универсамов М&I International, семейный бизнес. Вход в двухэтажный супермаркет кажется не слишком парадным: чуть запыленные бордовые козырьки от солнца на непрезентабельном здании из красного кирпича. Но внутри прямо-таки нecoветское изобилие: здесь и соленые огурцы, и шоколадные конфеты, и ассольник, который разливают в пластиковые контейнеры, и салат «Оливье». В кафетерии на втором этаже за пластмассовыми столиками можно выпить чаю и попробовать pirozhki с капустой. «Кто ждал язык , пожалуйста, пройдите в колбасный отдел», вежливо объявляют по громкой связи. В колбасном, по традиции, очередь, и лица немного напряжены, но колбасы всегда хватает на всех . Может, это и есть социализм с человеческим лицом? Кажется, не будь Соединенных Штатов где-то там, на другом берегу, многие на Брайтон-Бич так и не узнали бы о существовании Америки – настолько автономным и самодостаточным кажется этот район. «Это как в анекдоте: у эмигранта спрашивают: как тебе Америка? – А мы туда не ходим, - рассказывает Елена. - Это про многих здесь». Но есть и другие эмигранты , которые через несколько лет в США делают вид, что забыли русский язык. А некоторые адвокаты и врачи, добившиеся успеха, наоборот, возвращаются сюда, поняв, «что здесь - огромная клиентура».
Они селятся в новом жилом комплексе, обнесенном забором, с бассейнами и спортзалом, с видом на океан из самых дорогих квартир.
Успех многих обитателей жилого комплекса связан именно с Брайтон-Бич. Точнее , с его русскоязычными обитателями. Огромная часть русскоязычного бизнеса направлена на пенсионеров: аптеки, врачи , сиделки. Здесь можно устроиться на работу, не зная языка, ведь множество фирм обслуживает эмигрантов, едва говорящих по-английски , помогая им легализоваться в США: вступить в фиктивный брак, выиграть грин-карту, получить статус беженца.

СЕРДЦЕ БРАЙТОНИЧ НАБЕРЕЖНАЯ, или, как ее называют в народе, «бордвою) (от английского boardwalk). Выложенный досками , променад со скамейками и фонарями тянется несколько километровЗдесь старики играют в домино и шахматыЗдесь старики играют в домино и шахматы вдоль широкого песчаного пляжа . По нему можно дойти до самого Кони-Айленда с
его аттракционами, хотя для многих Брайтон-Бич- тоже аттракцион. Здесь старики играют в домино и шахматы; совершают моцион дамы в видавших еще Деникина шубах - на русских babooschka приезжают поглазеть американцы. Любители рыбалки то ли что-то ловят, то ли делают вид. Купальщики в резиновых шапочках в любую погоду совершают заплыв к горизонту.
В кафе с утра кто-нибудь уже успел напиться. Мучимые хандрой, недавние эмигранты заказывают borsch. На скамейках сидят старички с транзисторами и смотрят вдаль: в отличие от телевизора, океан никогда не надоедает. Транзисторы шипят, и совсем не разобрать, что там за передача. Кажется, что Америка терпима ко всем : чудакам всех мастей, беженцам причудливых диктатур, нелегалам, оставшимся здесь по туристической визе, чужим старикам. Не привлекая к себе внимания, здесь вполне можно прожить, работая «за кэш» (то есть наличные). Как правило, через работы «Пламбером» (водопроводчик) или «хоуматтендой» (сиделка) проходят большинство при ехавших в БраЙтон.

ПЕРЕД ЗАКАТОМ НА НАБЕРЕЖНОЙ АНШЛАГ.
Осеннее солнце еще пригревает, и, чтобы застать последнее тепло, здесь собрался, кажется, весь БраЙтон-Бич. Играют в шахматы и домино - сосредоточенно и с чувством. На скамейке сидит аккуратная старушка с сиделкой и что-то читает ей вслух с листка с профилем поэта Пушкина. Тридцать лет назад она уехала в Израиль из СССР, а потом перебралась в США. Сначала сама ухаживала за старушками, а теперь сиделка положена и ей. По России она не тоскует, нет. «Что Я потеряла? Брата и отца репрессировали, всю жизнь жила в страхе. А здесь обо мне заботились, дали возможность жить».
Она смотрит недоверчиво, немного с вызовом. А как же Пушкин? «А что Пушкин? Пушкина я люблю. Why, собственно, not?»

ИСТОРИЯ БРАЙТОН-БИЧ

История Брайтон-БичИстория Брайтон-БичРайон Брайтон-Бич появился в Нью-Йорке в 1868 году. Купив за 20000 долларов несколько сотен акров земли между районами Манхэттен-Бич и Кони-Айленд, предприниматель Уильям А. Энгеман построил здесь купальни. По аналогии с английским морским курортом место назвали БраЙтон-Бич.

В 1920-е годы здесь начали селиться еврейские эмигранты из Восточной Европы , в 1970-е появились первые переселенцы из СССР. Поток эмигрантов не иссякал десятилетиями, в 1990-е уже было сложно разобрать, кто еврей, а кто нет.

Сегодня в Америке много эмигрантов из бывшего СССР. Не зная ни языка, ни местных обычаев, они стараются держаться друг друга , пока не освоятся. Впрочем, многие не осваиваются никогда.

ЗА КАДРОМ

«На Брайтон-Бич почти никогда не видно традиционного желтого ньюйоркского такси, - рассказывает корреспондент GEO ОКСАНА ОРЛОВА (на фото). – Все пользуются услугами русского «карсервиса" - это дешевле. К тому же с таксистами можно поговорить, что в Нью-Йорке не принято.
В обычных такси это неудобно: там пассажира от водители отделяет пуленепробиваемое стекло.
В назначенное время за мной приехал серебристый мини-вэн. Из окна доносилась музыка из кинофильма «Мимино". Водителя звали Зура, он был родом из Грузии и, судя по саундтреку, сильно тосковал по дому. Несколько лет назад его отправили служить в Ирак в составе грузинского миротворческого контингента. Там машина подорвалась на мине, и Зура оказался в госпитале в Вашингтоне, а потом в Нью-Йорке, на БраЙтон-Бич.
Машину Зура водил так , словно кругом - минное поле и ехать нужно как можно быстрее. За десять минут мы дважды проехали на красный, а потом чуть не сбили девушку с собакой. Слава богу, тормоза у машины оказались хорошими, да и девушка свой испуг выразила по-русски, а Зура в долгу не остался.  Пейзаж за окном – широкая улица с многоэтажками - был достоин Южного Бутово, а не НьюЙорка. Зура скучает по Грузии: там остались все его родственники. «А тут все чужое и некрасиво". Но возвращаться в Грузию он не хочет: с работой там плохо, а в Америке все рано или поздно пробиваются дальше. Что касается стиля вождения, то клиенты не жалуются. Какой русский не любит быстрой езды?
Как настоящий джентльмен, денег с меня Зура не взял.